Когда я впервые открыла глаза, я не думала, что это произойдет.

Внезапная смерть.

Я пошла в ночной магазин, чтобы перекусить, и попала в автомобильную аварию.

Это было отдаленное, безлюдное место, и я думаю, что меня сбили случайно, учитывая, что этот человек не предпринял никаких действий после этого.

Я увидела удаляющуюся от меня машину, и мне стало трудно дышать.

Так что я точно знала, что моя жизнь кончена.

И только когда мне снова захотелось дышать, я интуитивно поняла, что начнется новая жизнь.

Я почувствовала легкую боль от невозможности дышать.

Неужели я переродилась младенцем? Я открыла глаза, думая, что хочу отрицать реальность.

Потолок был затянут паутиной.

Как только я открыла глаза, то увидела убогую комнату, больше похожую на тюремную камеру.

Старая кровать издавала слабый скрип при каждом моем движении, и в комнате было сыро из-за плесени.

Как я и думала, я родилась заново.

Если быть точной, я попала в чужое тело. Во всяком случае, я сейчас точно не нахожусь в современном мире.

Поэтому я подумала, что не имеет значения, насколько убога эта комната.

Я родилась в средневековье.

Горничная даже называла меня принцессой, морщась и раздражаясь каждый раз, когда видела меня.

Я уверена, что я самая младшая принцесса, ведь после меня не родился ни один ребенок.

Я не знаю, сколько здесь живет людей, но большинстве случаев младшую дочь все любят. Вот почему я думала, что скоро все наладится.

Я не сомневалась, что, как и во многих романах, меня скоро увидит император и я стану любимой принцессой.

Но каждый раз, когда я двигалась, кровь шла у меня изо рта, и когда я пыталась пошевелиться в некоторой спешке, я чувствовала, что что-то идет неправильно, и у меня начинала кружиться голова.

Кроме того, это еще не все мои проблемы.

В то время, как мое тело слабело день ото дня, горничная даже не заботилась обо мне. Даже малейшая надежда, что кто-нибудь вызовет врача, потому что я принцесса, была разбита вдребезги.

Хотя я официально и была принцессой, меня никто за нее не принимал.

Будь то кашель, лихорадка, тошнота, ко мне не вызывали доктора и никто не беспокоился о моем состоянии.

Это самое худшее.

Оказалось, что я совсем не похожа на принцессу, которую все любят.

Я умерла и родилась заново в этом теле никому не нужной принцессы с ограничением во времени.

В моем новом теле бомба замедленного действия, которая рано или поздно убьет меня.

Конечно, император и все, кто был во дворце, казалось, не знали, что я здесь. Это было очевидно, так как меня никто не навещал, кроме служанки.

...Хотя лучше бы она и не приходила. Эта девушка даже не обращалась со мной как с человеком.

Служанка всегда надеялась на мою смерть, говоря, что я должна умереть быстро, чтобы ей больше не приходилось обо мне заботиться.

Она слуга королевской семьи, только члены которой могут наказывать ее, но я не была одной из них. По словам горничной, она не принадлежит мне. Она ни за что не склонит передо мной голову.

Даже если бы я была членом королевской семьи, мне бы даже не устроили похороны, и никто не знал бы, где я погребена.

Мои глаза обратились к Равель. Мое горло горело, и я продолжала думать о ней.

Я едва шевельнула рукой и потянулась к служанке.

— Равель. Можно мне немного воды?

Как бы там ни было, девушка, похоже, очень рассердилась, что я окликнула ее по имени и швырнула рамку, которую она держала, так сильно, что она глухо стукнулась о стену.

— Ты такая надоедливая. Что ты имеешь в виду под водой? Тебе не обязательно пить.

— Я хочу воды...

— Тебя все равно вырвет, так что не надо. Отныне пей воду только один раз в день.

Ух ты, посмотрите на эту сумасшедшую сучку. Она не дает мне даже воды.

Мне хотелось ударить ее по щеке, как главную героиню драмы, но я была слишком слаба.

В прошлом я пыталась кричать на Равель, но потом потеряла сознание. Так что бить ее по лицу или ругать было не в моих силах.

Я посмотрела на служанку широко открытыми глазами, подняла свою тонкую руку и опустила ее. Во всем виновато это чертово тело.

"Если сделать что-то не так, оно сломается."

Я решила не тратить зря силы, потому что было очевидно, что я не смогу пить воду, даже если попытаюсь.

Я, наконец, сдалась в попытки выпить немного воды, так что мой рот опять горел от сухости.

— Ты ведь лежала, как кукла, почему вдруг заговорила?

Я тихонько забралась под одеяло, ничего больше не ожидая, но Равель тем временем не переставала жаловаться.

Эти слова не давали мне покоя. И без того слабое тело привыкло получать головные боли даже при небольшом волнении, но пока я ждала, мигрень немного пришла.

Я крепко сжала губы, чтобы справиться с колючей болью.

Надеюсь, перед тем, как я умру, я отрежу Равель язык. Сейчас же я могу только укреплять свою волю.

Но время шло, и у меня не было даже желания жить дальше.

Мне было тяжело даже пить, не говоря уже о еде.

Мне даже казалось, что кто-то постоянно режет меня ножом по всему телу. Даже ветер, дующий из открытого окна, причинял боль.

...Я страдала каждый день, даже не зная названия своей болезни.

Мысль о том, что лучше умереть, чем жить с этим телом, заполнила мой разум.

***

А потом, в один прекрасный день...

Мне приснился странный сон, когда я заснула, раздраженная тяжестью одеяла.

Дерево, достаточно большое, чтобы не видеть его верхушки, стояло посреди широкого поля. И на нем сидел кот, который ярко светился.

Он зевнул, посмотрел на меня сверху вниз и крикнул:

— Ты самый несчастный человек на свете. Но живи дальше. Я сделаю тебе подарок.

— Подарок?

Однако на этом сон закончился.

Как только я спросила снова, мир наполнился тьмой.

А когда я открыла глаза, то увидела перед собой потолок, полный паутины, который как бы показывал, что пейзаж, который я только что видела, несомненно был сном.

Но он что-то говорил про подарок. Как только я вернулась к реальности, то подняла руку. Однако это все равно было трудно.

«Ты просто дура...»

Я такая смешная. Зацепиться за слово "подарок" из своего сна. Должно быть, это абсурдно, что я понадеялась на это.

Я хочу умереть, но не могу отказаться от надежды на яркий сон в течение нескольких дней, как если бы я хотела жить.

У меня есть стойкое чувство, что мне может стать лучше после получения такого дара, как магия.

Но после этого сна мне не стало легче. Наоборот, мое здоровье ухудшилось. Я задавалась вопросом, не кормит ли меня кто-нибудь ядом каждый день. Теперь мне стало еще труднее дышать.

Конец пришел раньше выздоровления.

Теперь мое тело отказывалось открывать глаза, и дыхание прекратилось.

Моя смерть прошла гладко.

***

Если бы ты пришел пораньше, тебя бы встретили с распростертыми объятиями.

Император.

Отец этого тела пришел, чтобы найти меня.

И что ты теперь будешь делать?

Я даже не повернула к нему голову, просто лежа в постели.

Я просто лежала с открытыми глазами, потому что это был предел моих возможностей.

Слегка рыжеватые серебристые волосы, почти розовые, с сияющими фиолетовыми глазами.

Лицо императора, которого я видела впервые, можно описать только одним словом — прекрасное.

В прошлом на меня произвел бы впечатление его красивый облик, который нельзя было принять за человеческое лицо, но теперь мне абсолютно все равно.

Мне просто было интересно, выглядит ли мое лицо так же.

Поскольку я никогда не видела зеркала с тех пор, как стала принцессой, мне было интересно, как я выгляжу.

Но это все. Любопытство вскоре угасло. Оно было для меня роскошью.

Я крепко зажмурилась, открыла глаза и посмотрела на императора затуманенным взглядом.

— Солнце империи, истинный свет, который озаряет Землю...

— Хватит.

Тем временем Равель, дремавшая в соседнем кресле, запоздало заметила присутствие гостя, поспешно встала и склонила голову, приветствуя императора.

Я не знала, что ее голос на самом деле был таким мягким и вежливым.

— Этот тот ребенок?

Но ответившей была не Равель, а мужчина позади императора.

— Да, Ваше Величество. Это принцесса.

Казалось, он торопился, как будто что-то случится, если он не ответит быстро.

Человек с седыми волосами и гладко уложенной бородой вежливо поднял руку и указал на меня.

Только тогда я поняла, что атмосфера была необычной, и Равель, подбежала ко мне и поспешно подняла мое тело.

Из-за этого, конечно, у меня закружилась голова и потемнело в глазах.

Это было похоже на то, как если бы меня тошнило от каждого движения.

Реклама
Над главой работали
0
Следующая глава