Наруто и Хирузен в замешательстве уставились на то, что предстало их взору. Оставленными Наруто вещами, оказались всего два конверта, от чего он немного разочаровался, но тут же изменил ход своих мыслей. В нём проснулась корысть, чего раньше никогда не случалось: –‘ Возможно, все дело в чувствах, которые я испытал прошлой ночью. Они затуманивают мой разум. ‘– подумал он.

–‘ Не беспокойся об этом, Наруто. Такие чувства и мысли никогда по-настоящему не исчезают. Каждый учиться жить вместе с ними. Кроме того, эта проблема не обходит стороной даже лучших из вас. ‘– успокоил его Курама.

Наруто заметил, как Курама исключил себя из этого списка, и мысленно поднял бровь: –‘ а с тобой такого не бывает? ‘–

Курама надменно выпятил грудь и заявил: –‘ Конечно, нет! Я Кьюби-но Кицунэ, мальчик! Такое существо, как я, выше таких мелочей! ‘–

Наруто проигнорировал напыщенное слова лиса и снова обратил своё внимание на конверты. Он быстро вытянул их с тайника, после чего тщательно проверил, не осталось ли чего-нибудь ещё, и ничего больше не обнаружив, повесил портрет на его место. Печати снова засветились, запирая на замок небольшой пространственный карман.

Внезапная мысль поразила Хирузена, и он с трудом подавил желание ударить себя по лбу: –‘ Почему я не спросил об этом раньше?! Будь проклята эта забывчивость, приходящая с этим возрастом! ‘–

Старик почувствовал себя плохо от того, что должен был задать этот вопрос именно в такое время. Он осторожно положил руку на плечо Наруто, выводя мальчика из транса. Наруто смотрел на конверты так, словно они были для него самой драгоценной вещью в мире, и это действительно было так.

— Наруто-кун, почему ты вчера не остался в приюте? — спросил он медленно, словно боясь услышать ответ на этот вопрос.

Маленький Узумаки не смог сдержать дрожи, что наступила, когда он об этом вспомнил. Сегодня, рассказывая Старику о произошедшем за вчерашний вечер, подняв вопрос о своих родителях, то, к счастью, забыл упомянуть, что его выгнали из приюта. Он надеялся, что Старик не спросит его об этом.

— Меня Матушка выгнала. — Едва внятно промямлил мальчик, однако Хирузен его, с трудом, но услышал.

Хирузен подозревал, что эта женщина намеренно не дала Наруто переждать этот день, но не ожидал, что его в наглую вышвырнут из детского дома.

Гнев, раскаленный до крайней точки, затопил его, заставляя от напряжения вздуться венам, он едва сдержался от выплеска своей бушующей Ки в пространство. –‘ Как они смеют?! С чего эта женщина решилась совершить такую подлость, вышвырнуть пятилетнего ребёнка, зная, что его убьют?! Почему наши жители настолько глупы? Будто они вообще не вняли последнему желанию Минато! ‘– бушевал он у себя в голове.

Однако Сарутоби знал, что и сам виноват не меньше. Он вообще не должен был объявлять о статусе Наруто как джинчурики Кьюби, если бы не это, мальчик жил обычной жизнью, хоть и сиротской, однако даже такая жизнь куда лучше его настоящей.

Наруто внимательно следил за лицом Старика, ища любые признаки гнева. К счастью, годы пребывания шиноби и Хокаге позволили Хирузену сохранить нейтральное выражение лица, но по тому, как он неконтролируемо сжал руку на плече малыша, Наруто понял, что он действительно зол.

— Понятно, — только и сказал Хирузен, прежде чем взять себя в руки: — теперь перейдем к главному вопросу. — он посмотрел на Наруто с серьезным выражением на лице:

— Наруто-кун, теперь, когда ты больше не проживешь в приюте, мы должны найти новое место жительства.

— Только не еще один сиротский приют, Деда! — Слова слетели с языка Наруто до того, как он их успел остановить.

Хирузен уставился на отчаянный взгляд, которым смотрел на него мальчик. Честно говоря, он боялся, что однажды до этого дойдет. И что удивительно, он согласился с Наруто. Он не хотел, чтобы Наруто жил там, где его будут ненавидеть. К сожалению, это оставляло только один вариант.

— Наруто-кун, это значит, что тебе придётся жить одному. — сказал он, мысленно желая забрать мальчика к себе. Но к сожалению, он не мог этого сделать. Проклятый совет старейшин стоял у него на пути.

Наруто скрестил руки на груди, неосознанно приняв защитную позу, и ни секунды не колеблясь, ответил: — Уж лучше, чем жить там, где к тебе относятся предвзято. — он со вздёрнутым подбородком смотрел на Хирузена, показывая то упрямство, что могли отобразить только дети.

–‘ О, Кушина, его упрямство так напоминает тебя ‘– с грустной улыбкой вспомнил Хокаге. Он знал, что Наруто не уступит.

— Но ты уверен, что сможешь сам о себе позаботиться? Тебе придётся готовить, приносить продукты, стирать одежду, содержать свой дом в чистоте, что очень трудно, учитывая этого дома — мудро объяснил он.

Однако вся эта мудрость была выброшена в окно, когда он заметил взгляд, который Наруто бросил на него. Его лицо застыло в невозмутимом виде, а бровь приподнялась. Он обнаружил, что чувствует себя немного глупо перед этим не меняющимся взглядом. Он вспомнил другого блондина, который точно таким же взглядом заставлял многих людей чувствовать себя глупо.

—Джиджи, если учесть размеры этого дома, то ясно, что ни один человек не мог бы позаботиться о таком месте самостоятельно. Я никогда не говорил, что хочу жить здесь, маленькая квартирка вполне подойдет. Кроме того, — выражение его лица стало немного грустным, — этот дом так велик, что одиночество начнет беспокоить меня, учитывая историю этого дома, а в частности прошлых владельцев. — Наруто говорил абсолютно серьёзно, будто не замечая, как давит на Хирузена.

Четвёртый был удивлен зрелостью, которую демонстрировал Наруто: –‘ Люди, в три раза старше него, бывают куда глупее. ‘– Независимо от того, сколько раз он видел Наруто, он всегда поражался тем, насколько взрослым Наруто был для своего возраста.

Обдумывая варианты, он сказал:

—Дай мне один час, Наруто-кун. Я уверен, что смогу найти для тебя квартиру, достаточных размеров. А пока я занят этим, полагаю, ты ознакомишься с содержанием этих писем? — сказал он, бросив на малыша многозначительный взгляд, опустив подбородок и приподняв брови.

Наруто вдруг вспомнил про конверты. Его руки метнулись к нижнему карману, куда он положил их, будучи отвлеченным разговором с Хокаге. Он поднял глаза и ответил: —Да, Деда.

После этого Хирузен ушёл, бормоча что-то о ведьме и её казни.

Наруто потянулся за первым конвертом, который попал в его руки. Широко раскрыв глаза, он прочёл иероглиф на конверте. — Мама — сказал он и дрожащими от волнения руками вскрыл письмо.

Вообще, Наруто читал довольно быстро. Не потому, что ему не терпелось поскорее закончить с книгами; скорее, он просто делал это по привычки. Он был вынужден научиться скорочтению, так как воспитательница из приюта давала ему книги, но очень быстро забирала.

Однако это письмо он читал очень медленно, желая вкусить каждое слово, написанное рукой матери.

Дорогой Наруто,

О, моё милое дитя, как бы я хотела быть живой, чтобы увидеть, как ты вырастешь таким же прекрасным молодым человеком, как твой отец. Я пишу это письмо на случай, если с нами что-то случиться, и ты останешься один. Если ты читаешь это, значит, мы мертвы. Мы так сожалеем, что покидаем тебя, детка.

Во-первых, я люблю тебя всем сердцем, Наруто. Мать никогда не перестаёт любить своего ребенка, даже после смерти. Знай, что я все еще слежу за тобой, и ещё одно: не смей приходить к нам в гости, пока тебе не исполнится сто десять лет! Я хочу, чтобы ты жил полной и счастливой жизнью, а умер только от старости.

Во-вторых, если ты решил стать шиноби, помни о трех пороках жизни шиноби: Первое — это алкоголь, будь ответственен принимая его, и не становись алкоголиком. Второе — деньги, используй их ответственно и старайся не тратить впустую. А если всё-таки захочешь потратить их впустую, то лучше спусти на свою жену. Третье — женщины, как твоя мать, я категорически запрещаю тебе становиться извращенцем и бабником. Уважай женщин, а также найди ту, которую полюбишь и захочешь провести с ней всю свою жизнь. Не соглашайся ни на что меньшее!

В нижней части этого письма ты увидишь два иероглифа. В первом находится мой меч, если ты когда-нибудь решишь заняться кендзюцу. Во втором — кольцо, которым твой отец сделал мне предложение; отдай его девушке, которая, как ты веришь, будет любить тебя всю оставшуюся жизнь.

И снова мы с твоим отцом любим тебя, несмотря ни на что. Помни об этом Наруто.

С любовью,

Кушина Узумаки

P. S: Учи фуиндзюцу. Узумаки славились этим, и твой отец тоже владел им. У меня осталось десять томов фуиндзюцу, которые я получила из архива Узумаки, в них всё, что нужно, чтобы стать мастером. Удачи тебе мой малыш!

Наруто оцепенел, прочитав письмо от матери. Он не мог найти слов, чтобы выразить, как приятно и удивительно видеть слова его мамы, даже если это всего лишь письмо. Он увидел Кандзи, о которых упоминала Кушина, и улыбнулся, его мать потрясающая!

Он был так взвинчен чтением письма матери, что почти забыл об отцовском. Осторожно отложив первое письмо так, как будто оно было изготовлено из стекла, Наруто перешёл к письму отца.

Дорогой Наруто,

Если ты читаешь это, значит, меня больше нет среди живых. Я отчаянно надеюсь, что мама с тобой, но если это не так, позволь мне объяснить несколько вещей.

Меня зовут Минато Намикадзе, и, как ты, наверное, уже догадался, четвёртый Хокаге. Если ты уже знаешь это, то вероятно, находишься в Академии. Если нет, то теперь будешь знать. Если ты не знал о том, что я твой отец до этого письма, то пожалуйста, не обижайся на Хокаге-сама, я оставил ему чёткие инструкции, что тебе следует сообщить о моей личности только в том случае, если ты достигнешь ранга Чуунина или поженишься. Я нажил много врагов во время третьей великой войны Шиноби, особенно из Ивагакуре. Если люди узнают о том, что ты мой сын, то ты автоматически станешь главной мишенью для всех моих врагов.

Я просто хочу, чтобы ты знал: даже если ты еще не родился, я люблю тебя всем сердцем. Это был самый счастливый день в моей жизни, когда твоя мама объявила, что беременна тобой.

Поскольку я был сиротой, у меня действительно нет никакого специального дзюцу, чтобы передать тебе. Но то, что у меня осталось, надеюсь, ты освоишь. Старые заметки, которые я с нуля делал в своём стремлении изучить и освоить Хирайшин-но-дзюцу, созданое Нидайме-сама, которые я дополнил, находятся в первом кандзи в конце этого письма. Кроме того, я оставляю расенган тебе, в надежде, что ты сможешь завершить то, что я не успел. Свиток с этой техникой находится во втором кандзи.

Твою мать звали Кушина Узумаки, и она была самой красивой и одной из самых сострадательных женщин, которых я когда-либо встречал в своей жизни. Она, пожалуй, единственная, кто любит тебя больше, чем я.

Я оставил тебе еще один сюрприз в подвале этого дома. Кое-что созданное мной, и возможно, моё самое большое достижение в фуиндзюцу, кроме овладения стилем запечатывания восьми триграмм. Детали находятся в подвале. Удачи!

Со всей любовью на свете,

Папа

Наруто не знал, когда начал плакать, но ему было все равно. Из письма он чувствовал любовь родителей, почти видел, как они улыбаются ему сверху. Малыш вытер слёзы и в его глазах появился решительный блеск. Он сделает так, чтобы родители гордились им!

Узумаки поднял глаза и заметил, что прошло чуть больше пяти минут. — Хорошо, у меня есть ещё уйма времени на разведку! — Он мысленно подтолкнул напарника локтем:

–‘ Эй, Курама, ты не спишь? Наконец-то мы можем осмотреть дом! ‘–

Все, что он услышал, был глубокий храп, отражающийся в его сознании, что удивило парня: –‘ Как, черт возьми, Курама может спать?! Он проснулся всего десять минут назад! Невозможно так быстро заснуть, когда всё, что ты делаешь-это бездельничаешь и даже не устаешь. ‘– Но всё же он решил оставить храпящего лиса в покое и отправиться на разведку в одиночку.

Наруто узнал, что комната, в которой он спал прошлой ночью, была комнатой его родителей. К своему удивлению, он обнаружил, что теперь ему стало немного легче не проливать слёзы, вспоминая о них. Далее, он обнаружил, что в доме всего четыре спальни: его и родителей на втором этаже, и две гостевых на первом. Одно хорошо, в его и родительских спальнях были балконы.

Наруто покинул дом, и пройдя каких-то пару шагов, оказался ошеломлённым, увидев пространство позади дома, оно было размером почти с четверть тренировочной площадки шиноби, а полигоны Конохи очень большие. Затем, обследовав когда-то прекрасный сад, он наконец решил сходить в подвал, любопытствуя о подарке, который оставил отец.

Спустившись по лестнице, он узрел подвал и тихонько присвистнул, ещё больше впечатлённый своим отцом.

Подвал был размером почти с их задний двор, совсем немного меньше. Но что интересно, большую часть подвала отделяла стеклянная перегородка. Прямо под ней была панель с кандзи, каждый из которых представляли числа – от одного до семи. Наруто был немного озадачен этим, но еще больше впечатлился, когда увидел большой набор печатей на потолке подвала по другую сторону стеклянной перегородки.

Он обернулся, надеясь найти хоть что-нибудь, что объяснило бы, на что он смотрит, и в итоге заметил записную книжку с надписью: «Учебное пособие». Взяв его в руки, малыш Узумаки открыл первый форзац и обнаружил еще одну записку от отца.

Дорогой Наруто,

Это пособие создано для пояснения значения места, где ты сейчас находишься. Это моё самое большое достижение на сегодняшний день.

Это тренировочная комната, которую я спроектировал, чтобы улучшить своё тайдзюцу. Хотя я и не был слаб в этом, но и не был особенно силен. Я разработал её и включил несколько стилей тайдзюцу, некоторые были любезно предоставленны Гаем и Какаши. Если ты когда-нибудь встретишь Гая, просто будь немного осторожен, так как он всегда немного перебарщивает.

Ты, должно быть, заметил семь кандзи на полу — это семь уровней обучения, каждый из которых сложнее предыдущего. Я должен предостеречь тебя: не стоит сразу идти туда, даже если ты уже изучил какой-либо стиль тайдзюцу. Я спроектировал эту тренировочную комнату чтоб она работала синхронно с печатями сопротивления. Ты сможешь начать только в том случае, если можешь находиться под шестым уровнем печати сопротивления. Если ты уже способен комфортно двигаться на этом уровне, то можешь приступить к первой сложности. Как только ты освоишь более высокое сопротивление, сможешь перейти на следующий уровень. Например, если ты овладел седьмым уровнем сопротивления, то можешь смело пробовать второй уровень тренировочного зала.

Я оставил свиток стиля тайдзюцу, который создал для себя. Если хочешь, то можешь научиться этому стилю, все зависит от тебя. Или ты можешь создать свой собственный стиль.

Помни, какой бы вид тайдзюцу ты ни изучил, оно должно иметь символику пяти основных элементов природы: быть агрессивным, как огонь, резким, как ветер, быстрым, как молния, сильным, как земля, и текучим, как вода.

Удачи тебе!

Папа.

Окончив чтение, он поражённо застыл. Его отец создал целую тренировочную комнату с симуляторами из Фуиндзюцу! Из того, что он читал до сих пор, искусство печатей было, пожалуй, самым универсальным искусством среди всех. С Фуиндзюцу возможно всё! Узумаки начал строить планы, как ему поступить дальше, когда чуткий слух уловил голос, зовущий его по имени.

–‘ Старик, должно быть, вернулся ‘– подумал он и побежал наверх, закрывая за собой дверь подвала, он взял письма, сунул их в карман и подошёл к воротам, чтобы поговорить с Третьим.

— Наруто-кун, — поздоровался он, — надеюсь, ты уже осмотрел дом?

— Всё здорово! — с улыбкой кивнул Наруто.

— Хорошо. Теперь, как ты и хотел, я подобрал для тебя квартиру. — Хмыкнув, сказал Хирузен.

— Уже можно пойти и посмотреть? — Едва кивнув, спросил мальчик.

—Да, я перенесу тебя с помощью техники — крепко схватив блондина за плечо, они исчезли в шуншине.

Появившись возле передней части здания, Хирузен дал сориентироваться Наруто: — Я уже запасся всем, что тебе может понадобиться в первое время. — Оповестил он, пока они поднимались на верхний этаж.

Остановившись перед дверью, Хокаге толкнул её и вошёл внутрь, после чего оглянувшись, увидел не сдвинувшегося с места джинчурики: — Заходи, не стой у порога.

Неуверенно сделав шаг, Наруто пересёк порог своей новой квартире и первая мысль, которая пришла к нему, когда он огляделся, была о её маленьких размерах, однако это именно то что ему было нужно. Второй была скорее не мысль, а чистое чувство восторга. Комната внушала благоговейный трепет, поскольку в ней стояли диван, обеденный стол, кухня с плитой и холодильником, а также была спальня с ванной комнатой и примыкающим балконом. В спальне даже были две вешалки для одежды и других вещей. Всё то, что раньше не могло поместиться возле его приютской койки.

Хирузен слегка улыбнулся, видя, как Наруто сияет от восторга, как любой другой ребёнок, получивший в подарок именно то, что хотел.

— Пока не женишься, можешь оставаться здесь. Ну, а уже после, можешь переехать в дом своих родителей», — сказал он.

Присев на диванчик, Хирузен стал ждать окончание осмотра мальчиком его новой квартиры, и увидев, как Наруто обратно вошёл в гостиную, Хирузен встал и спросил: — Ну, как тебе? — он был совершенно не готов к тому, что Наруто бросится к нему и зажмёт в крепких объятиях, которые своей неожиданностью выбили весь воздух из легких. Только в последнюю секунду он сумел удержаться, чтобы не упасть навзничь. Вместо этого он обратно присел на диван и в ответ, тепло обнял мальчика.

Наруто отделился первым, в его глазах стояли непролитые слезы: —это прекрасно, Деда. Большое спасибо!

Хирузен улыбнулся, радуясь, что Наруто понравилось.

—А теперь, прежде чем я уйду, вот твои ежемесячные деньги на расходы. — сказал он, протягивая пачку банкнот: — Здесь 12 000 иен. Трать их с умом. Тебе еще что-нибудь нужно, прежде чем я уйду?

Наруто на минуту задумался, его лицо было воплощением серьезности: — Кулинарная книга действительно бы не помешала!

***

Бродя по вечерним улицам, Наруто мысленно вернулся к дневному разговору. При просьбе Наруто, Старик едва не потерял лицо. Когда он спросил, зачем ему понадобилась кулинарная книга, Наруто ответил своим фирменным "заставляющим-тебя-чувствовать-себя-глупо" взглядом.

Так, он ещё минуту заставлял Хокаге потеть, прежде чем всё же ответить, что хочет научиться готовить, потому что тратить свои деньги на уличную еду, где цены будут возмутительно завышены и вообще, это не практично.

Это было одной из главных проблем мальчика. Хоть Старик и набил холодильник всеми полезными продуктами, в конце концов он когда-нибудь опустеет, и придется покупать ещё. А это означало, что за каждую купленную вещь он будет переплачивать из-за отношения к нему. Мальчик вздохнул и покачал головой, удивляясь глупости жителей деревни.

Правда! Только то, что Курама запечатан внутри него, не означало, что он был Курамой, точно так же, как когда вы кладете конфеты в коробку и закрываете её, коробка не становится сладостью. И, честно говоря, Курама чувствовал себя оскорблённым, так как вместо него, демоном называли Наруто: –‘ Я здесь единственный демон, чёрт возьми! ‘–

Это, в свою очередь, напомнило ему о другом: –‘ Эй, Курама! Мне нужна твоя помощь! ‘– Прошла почти минута, прежде чем Биджу ответил.

–‘ С чем, сопляк? ‘– Наруто, честно говоря, не возражал против того, что Курама так его называл. В любом случае он предпочёл бы это, чем крики от жителей о мальчике-демоне. Кроме того, каждый раз, когда он слышал это от Курамы, оно согревало ему сердце, потому что нежность в голосе Кьюби была так же ясна, как дневной свет.

— Мне нужна твоя помощь в пробуждении чакры — Ответил парень, войдя в своё подсознание.

— Почему именно сейчас? Ты и сам это сделаешь, когда пойдёшь в академию, как и все остальные. — Приподняв бровь, сказал уже окончательно проснувшийся Курама.

Решительно покачав головой, Наруто ответил ему: — Нет! Когда я поступлю в Академию, я хочу быть впереди всех, а не на ровне! И если я могу начать свой путь в становлении шиноби со всеми материалами от папы и мамы, то я начну прямо сейчас!

Курама издал вздох. Иногда он ненавидел то, что Наруто достался характер и поведение матери. Кушина приводила в бешенство, ох уж эта помидорная соплячка, какой она и была для Кьюби.

— Что ж… ладно, тогда иди наружу и отправляйся на одно из тренировочных полей — дал указания Курама. Наруто кивнул ему и выйдя в обычный мир, направился к полям для тренировок. Придя на первый попавшийся полигон и убедившись, что вокруг никого нет, сел в позе лотоса, погружаясь в медитативный транс ожидая следующих указаний. Ему не пришлось долго ждать их, но провалившись в свой внутренний мир, он не увидел некую пурпурноволосую Куноичи, находившуюся у входа на тренировочную площадку и с любопытством наблюдавшую за ним.

***

Анко Митараши была токубецу джонином из Конохи, специализировалась на допросах и работала непосредственно под началом Ибики Морино, знаменитого следователя скрытой в листе деревни. И в конце концов была достаточно сильной, будучи бывшей ученицей одного из Саннинов, Орочимару.

То, что она была ученицей Змеиного Саннина, означало, что с ней обращались так, как подобает обращаться с такими, как Орочимару. Жители Конохи прозвали ее “Змеиной Подстилкой”, но она, приняв эти оскорбления близко к сердцу, создала себе ужасную репутацию, гарантирующую, что жители деревни несколько раз подумают «А нужно ли мне эти проблемы?», перед тем как подойти к ней или вообще, что-либо сказать.

Она также знала, что этот пацанёнок разделяет её печаль, и также терпит нападки со стороны жителей деревни, но она могла постоять за себя, в отличии от него. Анко была не настолько глупа, чтобы думать, будто блондин будет Кьюби в человеческом обличье. Он заинтриговал её тем, как терпел ненависть жителей деревни и никогда не отступал. Для пятилетнего ребенка это было очень впечатляюще.

Поэтому, когда она увидела блондина, идущего к тренировочным полигонам, её интерес к нему достиг пика. Она решила последовать за ним, чтобы посмотреть за его последующими действиями. Она заметила, как он проверяет своё окружение и решила подшутить над ним, просто встав у входа, вне поля его ощущений, но видимая невооружённому глазу: –‘ Что, черт возьми, делает этот парень? ‘–

***

Войдя во внутренний мир, он увидел Кураму, отдыхающего на берегу очень большого водоёма, которого, как он помнил, недавно там не было: –‘ Откуда это взялось? — думал он, приближаясь к Кураме.

Курама почувствовал его приближение и открыл глаза, сразу же впившись пристальным взглядом на блондина: — Наруто, ты знаешь, что это такое? — спросил он, указывая своим когтем на водоем.

Наруто покачал головой.

Поняв его ответ, Курама начал объяснения: — Это – вся твоя чакра, что представлена в виде воды. Но прежде чем мы начнем её пробуждение, как бы так сказать… я открыл очень интересную деталь о твоём теле — в конце, улыбка появилась на лице лиса.

Наруто склонил голову набок: — Чего?

Курама был груб, как молот: — У тебя нет каналов для циркуляции чакры. —

Реакция Наруто была бесценной: —Ч-че-.. ЧТО!? — неуклюже отшатываясь назад от шока и неверия, прокричал он.

Курама усмехнулся. Реакция Наруто на этот сюрприз оказалась очень забавной.

Над главой работали
2