Я думала, что это просто сон.

— Лучше почитай «Провидение зимы». Если хочешь выжить.

Это была фраза, которую я слышала много раз.

Так сказал Герон Варрату, когда впервые встретил свою приёмную дочь, Виолу.

Это ведь сон, верно?

Конечно, я мертва.

Я была уверена, что это сон.

Я всегда сожалела, что прочитала роман «Тень Веррату», героиня которого, Виола Веррату, была правительницей Герцогства Веррату. Ей пришлось пройти через множество трудностей и препятствий, но в конце концов Виола поднялась на вершину благодаря своему природному таланту и отчаянным усилиям.

Но у меня сложилось ощущение, что Виола никогда не была счастлива.

Виола, возможно, и стала следующей Герцогиней, но на самом деле она была одинока. Я вспомнила, что меня натолкнуло на эту мысль.

Давайте нажмём на паузу.

Это пролог романа.

В первый же день хозяин Зимнего замка, Герон Веррату, привёл Виолу, которую бросили на улице.

Была только одна причина, по которой Герон Веррату привёз Виолу в Зимний замок.

Это произошло потому, что Виола обладает «талантом убийцы».

Веррату лелеял Виолу, но из-за него же она всё и потеряла.

Как читатель, я всегда жалела её из-за этого.

Я бы всё сделала по-другому.

Обычно, когда Герцог говорил, семилетняя Виола, которая ничего не знала, просто слушала его.

Как читательница этого романа, я почувствовала к ней жалость.

Первый шаг всегда является самым важным для чего-либо.

В любом случае, это всё сон, верно?

Поэтому я решила поступать так, как мне заблагорассудится.

— Теперь вы мой отец?

Когда я сказала это, Герцог Герон, который шёл по коридору, остановился.

Мужчина рядом с ним тоже вздрогнул.

Похоже, это Карлтон, главный дворецкий Герцога. Мечтательный, как и отец.

Герцог Герон ответил сухим голосом:

— Так оно и будет.

Герцог удочерил меня из-за моего большого таланта убийцы, который, по его мнению, может послужить хорошим оружием против ближайших родственников Веррату.

Проще говоря, я пришла сюда в качестве замены, которую изначально использовали и бросили. Однако Виола – главная героиня романа, и с её способностями она смогла преодолеть все и стать его преемницей.

— Вы когда-нибудь считали меня своей семьёй, хотя бы раз?

— Ты выросла и стала великим приемником в Веррату. Семья? Нас с тобой это не касается.

— Да, вы правы.

Она хотела услышать, что на самом деле является частью семьи, а не жестоким преемником Веррату.

Она хотела быть просто дочерью, Виолой Веррату.

Хотя, в конце концов, это желание так и не сбылось. Виола взошла на трон Веррату, убив Герона. Бесчисленные читатели бросили роман после этой части и начали проклинать писателя.

Хотя есть много закулисных историй, читатели, которые бросили роман, не смогли прочитать концовку.

Как бы то ни было, я задала вопрос отцу из своего сна, Герону.

— Я много слышала о Веррату.

— И что же ты слышала?

— Я слышала, это рациональная семья. И, раз так, то, почему бы вам не дать мне право выбрать отца? Я могу стать частью Веррату только в том случае, если вы позволите мне самой сделать выбор.

Карлтон попытался остановить меня.

— Что вы такое говорите, Принцесса?

Будь вежлива. Теперь ты – Принцесса Веррату. Теперь я стала другим человеком, а тем кем была в трущобах. Похоже, именно это он и собирался сказать.

Но я знала.

Герцог Герон предпочёл бы услышать мой провокационный вопрос.

— Похоже, ты много знаешь о семье Веррату.

— Да.

Мне кажется, я знаю их лучше, чем сами Веррату.

— Задавай мне любые вопросы о Веррату. Я могу ответить тебе, как тестируемый, который выучил наизусть лист с ответами.

— Это сильная семья, в которой важную роль играют способности человека. Семья, которая поощряет убийство члена своей семьи. Вы – щит Севера, защищающий человечество от снежных мест. И Герцог, в жилах которого течет железная кровь и который ценит разумный выбор и семейный фарс.

Я улыбнулась, закончив свой диалог.

— Ты спрашивала меня, почему я не дал тебе выбора, когда привёл тебя жить в такую рациональную семью, верно?

— Да, именно так.

Потом Герцог спросил меня:

— Ты будешь моей дочерью?

— Да. Буду.

— Ты быстро ответила.

— Да.

— Почему?

— Потому что мой отец – красивый.

На мгновение воцарилась тишина.

— Пожалуйста, поймите меня правильно. Это не ваш выбор, что меня взяли, это моё решение. Мой будущий отец просто предложил мне это, и я приняла это предложение, хорошо?

— Да.

— Здорово.

Я чувствовала на себе взгляд Герона Веррату.

Я видела любопытство, скрытое в этих холодных глазах.

В любом случае, когда я проснусь от этого сна? Это не такой уж плохой сон.

Я скоро проснусь.

Поэтому я решила ещё кое-что спросить.

— Раз я теперь ваша дочь, значит, имею право на преемство, верно?

— Конечно.

— Не волнуйтесь, я позабочусь, чтобы вы не пожалели, что взяли меня к себе.

Я не хочу быть жертвенной приемной дочерью.

И не хочу, чтобы меня рассматривали как средство или оружие.

— Я хочу, чтобы вы меня любили.

Это было удручающе, но когда я читала роман, где Виола в конце концов стала правительницей, не было никого, кто был бы на её стороне.

Все боялись Виолы.

Никто её не любил.

— Вы ведь сделаете это для меня, правда? Я всегда думала, что было бы неплохо иметь семью. Вы ведь будете настоящим отцом, а не только по имени.

Я подумала о Виоле Веррату из книги.

Думаю, я отлично справилась.

Как бы это сказать?

Я чувствую, что стала успешным фанатом…

Не могу поверить, что я изменила роман, чтобы её семья стала более ласковой к ней.

Это похоже на то, что я больше, чем фанат, это похоже на то, что я нахожусь в её теле.

Я рада, что всё это мне снится.

Дворецкий Карлтон стоял со странным выражением лица.

Он взглянул на Герцога.

Было очевидно, что у него на уме: эта приемная дочь скоро умрёт.

Герцог Герон рассмеялся.

— Ты забавная.

Герцог Герон известен как «Герцог небес».

Он был назван так после того, как убил тысячи людей, прежде чем стать главой Веррату.

Именно тогда я почувствовала, как из меня высасывают всю энергию.

Уф!

Я в шоке, что не поняла этого раньше.

Я... внутри романа?

Всё моё тело покалывает.

Электричество, казалось, проникло в моё тело. Сердце моё дрогнуло, по спине потёк холодный пот.

Это было немного странно. Почему я так ярко всё это ощущаю?

— Постарайся выжить. Сам я тебя не убью.

Почему-то это было зловеще. У меня начало закрадываться беспокойство.

…Почему я не просыпаюсь?

***

Она похожа на ребёнка, рожденного со «Звездой убийцы», которая несколько раз появлялась в книгах по истории.

Я взял её по прихоти, так как нашёл её довольно интересной. Это было всё равно что найти интригующее животное и запереть его в зоопарке, чтобы только я мог за ним наблюдать. Усыновленному ребёнку не исполнилось и семи лет.

Основательный и рассудительный Герон сидел за письменным столом в своём кабинете, погружённый в свои мысли.

Так он подумал, когда впервые встретил Виолу.

— Она забавная.

У неё были красные глаза. В её руке был кусок цветного стекла, с которого капала кровь. Она схватила за шею работорговца, который пытался похитить её, заставив его потерять сознание.

Как семилетний ребёнок, который не был обучен, мог это сделать?!

— Вы выглядите довольным, Герцог, – сказал дворецкий Карлтон.

— Это было восхитительно.

— Что вы имеете в виду?

— Этот ребенок растёт не по годам. Кроме того, разве она не говорит лучше, чем Лина, которая старше неё?

Её слова не были похожи на слова семилетнего ребёнка.

— Она сказала, что ей семь, но, может быть, ей около пяти. Мне кажется, что она медленно растёт, потому что не могла нормально питаться. Или она просто ошиблась в своём возрасте.

— Разве она похожа на ребёнка, который не понимает своего возраста?

— Дело не в этом. Её мышление, её язык тела отличаются от её сверстников.

— ...Вы хотите сказать, что это неестественно?

— Да.

Карлтон тоже не мог придумать этому оправдания.

Он указал на причину с большим здравым смыслом.

— Может, я и притворялась гордой, но я нервничаю. Если это то, на что вы пытаетесь мне указать, то это потому, что я чувствую себя неловко.

Карлтон понял только сейчас.

— Ах!...

Нервничая и боясь, она говорила такие вещи Герону.

Это означает, что у маленькой девочки было огромное сердце.

— Сильный дух, способный преодолеть страх. Это в ней вы увидели.

По мнению Карлтона, Виола сделала очень хороший первый шаг.

Семилетняя девочка, удочерённая Веррату, показала всё, на что была способна. Довольно грубое отношение могло бы стать проблемой, но это не имеет значения, потому что Герцог не возражал.

Но герцог думал совсем о другом.

— Если он в конце концов полюбит меня, я, вероятно, скоро проснусь.

В Веррату никто никогда так гордо не просил любви.

Но Виола совсем другая.

Она попросила меня любить её с дерзостью и достоинством.

Важно было то, что это делалось не из раболепия и самоуверенности. Это впервые, когда он увидел такое.

И... она добрая.

Она отличается от других детей Герцога.

Она ни в коем случае не выглядела семилетней.

Он почувствовал, что, если будет держать её в своих руках, она сломается.

— Карлтон, как ты думаешь, какова вероятность того, что эта девочка выживет в Веррату, пока не станет взрослой? – спросил Герцог.

—  Я думаю, меньше 40 процентов.

— Понятно.

Герцог погрузился в свои мысли. Он обладал инстинктивным чутьем, чтобы прочесть истинное сердце человека.

В романе его назвали его «глаза правды».

Виола испытывала сильную привязанность к самому Герону. Правда и то, что она действительно хотела иметь семью. Виола вела себя так, словно уже давно не была ребёнком. Не будучи невежественным, в глубине души он не понимал, почему.

Почему я ей нравлюсь?

Когда мы встретились? Это была не просто услуга. В её глазах была тоска и нежность.

Но почему?

Неизвестно почему.

Герон Веррату, правитель Зимы, у которого никогда не было семьи, был совершенно незнаком с этой беспричинной любовью.

— Пусть Дженон будет её постоянным дворецким, – приказал Герон.

— ...Дженон?

Он слишком хорош, чтобы быть дворецким, – подумал он.

Он также хотел убедиться, что то, что он услышал, было правдой.

— Он будет постоянным дворецким, а не временным?

— Да.

Слово Герцога здесь закон.

— Да, Господин.

С тех пор прошло два дня.

Над главой работали
2
Следующая глава